Стратеги США удвоили ставку на войну с Китаем

Видные американские стратеги, которых я знаю много лет и которые ранее проявляли признаки рациональности, сошли с ума от перспективы американского стратегического упадка.

Китай является очевидным победителем в нынешнем международном кризисе. У него есть роскошь выбора между двумя исходами, которые увеличивают его власть: действовать как друг всех сторон в украинском споре и выступать посредником в конфликте или заполучить потрепанную Российскую Федерацию в качестве союзника. Китай, вероятно, может сделать и то, и другое.

Соединенные Штаты поставили Украину на путь насильственной конфронтации с Россией, подорвав поддерживаемое Россией Минское соглашение II, которое удержало бы Украину от членства в НАТО и разрешило бы самоуправление русскоязычным Донецкой и Луганской областям в рамках суверенной Украины.

Россия заявила, что Вашингтон намеревался переместить ядерные ракеты к российско-украинской границе в 300 милях от Москвы, и вторглась в Украину, чтобы предотвратить это. Независимо от того, настаивала ли администрация Байдена на вступлении Украины в НАТО по замыслу или по некомпетентности, политика США сейчас в руинах.

Это заставляет Вашингтон обсуждать, как вести себя с Китаем, который располагает 400 ядерными боеголовками для уничтожения городов и межконтинентальными баллистическими ракетами, которые потребуются для их доставки, а также примерно 1300 ракет класса «земля-корабль» средней и большой дальности, которые, вероятно, могут топить американские авианосцы, не говоря уже о множестве других стратегических вооружений.

Это также оставляет Вашингтон в паре шагов от ядерной конфронтации с Россией, которая в октябре прошлого года провела испытания сверхскоростной планирующей ракеты подводной лодки, которая могла поразить Вашингтон за 60 секунд с подводной лодки, находящейся в сотне миль от берега.

И это также оставляет Соединенным Штатам перспективу объединения выдающихся технических талантов России, в том числе таких же крупных инженеров, как и в Америке, с расцветающей индустрией высоких технологий Китая.

Самым простым решением, по мнению бывшего чиновника министерства обороны Сета Кропси, является военная конфронтация с Китаем. «Можно было бы ожидать, что российское вторжение формализует возврат к традиционной политике великих держав, которую теоретики международных отношений называют «многополярностью» — системой, в которой существует множество политических и военных центров притяжения», — написал Кропси в Wall Street Journal 9 марта.

«Этот прогноз заманчив и неверен, — добавил Кропси, — из-за жажды Китая к завоеваниям: — Китай остается решающим игроком. Коммунистическая партия под руководством Си… извлекла уникальный урок из распада СССР. Советы потерпели неудачу не потому, что они не интегрировали капиталистические взгляды в свою экономику, а потому, что они никогда не заходили достаточно далеко в своей внешней экспансии».

Я должен добавить, что Кропси, преданный виолончелист-любитель, мой личный друг; Я обедал у него дома в Вашингтоне и считаю его представительным и грамотным. Но приведенное выше утверждение предполагает, что он подвержен маниакальному бреду. Стратегическое мышление Китая говорит прямо противоположное, что экспансия привела к падению Советской империи.

На эту тему я рекомендую недавнее эссе профессора Вэнь Яна из Университета Фудань, видного обозревателя ведущего китайского новостного сайта The Observer. Вен пишет:

«Мировой гегемонии, осуществляемой во имя либерализма, должны противостоять народы мира, и мировой гегемонии, осуществляемой во имя коммунизма, также должны противостоять народы мира».

Из пепла Украины, утверждает Кропси, возникнет стратегия мирового господства, которую я бы охарактеризовал как прямо из Фу Маньчжурии:

Китай воспользуется растущей изоляцией России, чтобы превратить Москву в нефтехимический сателлит, воспользовавшись западными санкциями, чтобы на неопределенный срок обезопасить российские энергетические потоки.

В свою очередь, Китай надеется, что Россия, униженная или ободренная своей авантюрой на Украине — и с г-ном Путиным у руля или без него — привлечет внимание Запада, пока Пекин поглощает самые ценные тихоокеанские владения и распространяет свои экономические и дипломатические щупальца на Ближний Восток, Африку и Восточную Европу. Далекий от того, чтобы согласиться с независимыми действиями России, Китай рассчитывает на то, что Россия не сможет ускорить удовлетворение его безграничных аппетитов.

Другой старый друг, бывший чиновник Пентагона Элбридж Колби, воспользовался возможностью войны в Украине, чтобы продвигать свою «Стратегию отрицания», которая сводится к минированию Тайваньского пролива и иным образом укрепляет Тайвань, чтобы предотвратить нападение на Тайвань с материка, которое Колби, как и Кропси, считает неизбежным.

Я знаю приветливого мистера Колби — внука покойного главы ЦРУ Уильяма Колби — с тех пор, как он был студентом юридического факультета Йельского университета. Я просмотрел его книгу здесь и сделал вывод:

Здесь есть близкая аналогия с началом войны в 1914 году. По авторитетному мнению Кристофера Кларка, попытка Америки отказать Китаю в доступе на Тайвань имела бы тот же эффект, что и российская мобилизация, вызвавшая конфликт.

Если одна сторона мобилизуется, другая также должна попытаться избежать катастрофического невыгодного положения — и именно так великие державы «уходят во сне» (Кларк) в войны, которых они не хотят и не могут выиграть.

Я много раз спрашивал Колби в публичных формах, насколько вероятно, по его мнению, что китайские ракеты DF-21 или DF-26 могут нацелить и уничтожить американский авианосец на полном ходу. Ответа не было.

Если США предпримут военные меры, которые позволят отказаться от политики одного Китая и сделать Тайвань суверенным государством, Китай вполне может действовать упреждающе и силой захватить остров. Если американские самолеты попытаются этому помешать, Китай может потопить запустивший их авианосец. Это может привести к ядерной войне, как описывает адмирал Джеймс Ставиридис в своем триллере 2021 года «2034».

 

Нежелание Колби отвечать на решающий вопрос — могут ли китайские ракеты потопить американские авианосцы — ставит его в один ряд с военно-морскими стратегами 1940 года, которые наблюдали, как бомбардировщики-торпедоносцы топят их линкоры от Таранто до Сингапура и Перл-Харбора.

Однако военная логика не имеет к этим вспышкам никакого отношения. Кропси, Колби и другие старые друзья просто не могут осознать тот прискорбный факт, что американская мощь ослабевает в результате тридцатилетних гротескных ошибок, допущенных после окончания холодной войны. Они не выносят мысли о том, что Америке, возможно, придется делить власть с растущим Китаем, и в глубине души они предпочитают войну, даже проигранную, такому унижению.

Другие американские стратеги теперь утверждают, что Соединенным Штатам следует обратиться за помощью к Китаю в разрешении украинского кризиса. Ричард Хаасс, президент Совета по международным отношениям — центра американского истеблишмента — сказал Джо Скарборо из MSNBC 11 марта:

Китай думает: «Какого черта мы должны делать Соединенным Штатам какие-то одолжения? Мы не собираемся получать за это вознаграждение». У нас все еще действуют тарифы, введенные администрацией Трампа, хотя они и не работают. Так почему бы нам не поднять их? Почему бы нам не предложить новое коммюнике с Китаем, новое широкое соглашение – у них только что было соглашение с Россией – где мы будем говорить, среди прочего, о чем-то важном для них, о Политике одного Китая.

Мы можем быть в некотором роде привержены Тайваню, но таким образом, чтобы успокоить Китай. Почему мы не можем начать новое сотрудничество по Афганистану? Северная Корея занялась испытаниями ракет и, насколько мне известно, ядерного оружия. Нам нужна повестка дня. Но прямо сейчас у вас есть это двухпартийное единство в нападках на Китай, и сейчас не время для этого. Путин является более непосредственным стратегическим противником и угрозой нашим интересам. Китай — это долгосрочный вызов.

Мы должны упорядочить это. Мы должны расставить приоритеты. Мы должны найти способ отдалить Китай от г-на Путина. Представьте, что было бы, если бы Си взял трубку, позвонил Путину и сказал: «Мне это не подходит». Я не хочу попасться на эти вторичные санкции, которые вводят американцы. Это не помогает мне получить то, что я хочу, мой третий срок. Остынь, Влад. Представьте, если бы мы могли организовать такой телефонный звонок?

Автор: ДЭВИД П. ГОЛДМАН, Asia Times

You might also like