Реальная опасность санкций против России заключается в переворачивании с ног на голову мирового порядка, возглавляемого США

Краткое содержание статьи

  • Немногие страны за пределами Европы поддерживают санкции США на фоне растущего интереса к ограждению национальных резервов двусторонними своповыми линиями, особенно с Китаем.
  • Это неизбежно подорвет значение доллара как глобальной валюты для торговых расчетов и уменьшит зависимость от финансовых каналов, в которых доминирует Запад.

Подробности

Когда президент США Джо Байден пригрозил своему китайскому коллеге Си Цзиньпину экономическими санкциями в случае, если Китай окажет помощь России в конфликте в Украине, он действовал без явного знания экономической истории и неоднозначной репутации санкций как оружия войны.

Те действия, которые Соединенные Штаты и некоторые другие страны применяют против России или угрожают им в беспрецедентных масштабах, рискуют иметь широкомасштабные и непреднамеренные последствия, которые могут работать на пользу Китаю и другим странам, подрывая послевоенную американскую мечту о возглавляемой США глобализированной экономике.

«Отсутствие незападного энтузиазма в отношении подхода Америки к войне Путина — это явление, которое американские политики игнорируют на свой страх и риск», — заметил в Wall Street Journal Уолтер Рассел Мид, выдающийся научный сотрудник в области стратегии и государственного управления из Хадсоновского института в Вашингтоне.

По словам бывшего инвестиционного банкира Goldman Sachs Кеннета Куртиса, из многих стран Африки, Ближнего Востока, Азии и островов Тихого океана лишь немногие присоединились к экономическим, финансовым или монетарным санкциям США и ЕС против России, в частности, санкции поддержали Япония, Южная Корея, Сингапур, Австралия и Новая Зеландия.

Или, как написал в недавнем блоге профессор Кит Маклей из Университета Дерби в Англии, «ни одна из этих мер [санкции США против России] не имеет прямой связи с военными реалиями [украинской] войны на театре военных действий, и исторические предзнаменования того же не обнадеживают».

Среди наиболее важных из того, что старший научный сотрудник Атлантического совета Хун Тран называет «беспрецедентными санкциями», введенными США, Европой и другими странами в отношении российских компаний, является отказ российскому центральному банку в доступе к части его международных резервов, хранящихся в западных центральных банках и других банках.

Это вызвало слухи, как отмечает Тран, о попытках некоторых стран перевести свои международные резервы в валюты, которые считаются менее уязвимыми для возможных санкций США и Запада. Он добавляет, что Китай и юань «занимали видное место в этой дискуссии».

Результатом, по словам Тран, может стать глобальное распространение двусторонних своповых линий с участием Китая, России и множества торговых партнеров, которые в определенной степени смогут обойти санкции. Это неизбежно подорвет важность доллара США как глобальной валюты для торговых расчетов.

Таким образом, хотя США и их союзники стоят на своем, создавая паутину якобы наносящих вред санкциям против России, эта почва может быть выбита из-под их ног из-за отсутствия всеобщей поддержки и эрозии глобальной финансовой инфраструктуры.

Китай, по словам бывшего исполнительного директора-распорядителя Института международных финансов и заместителя директора Международного валютного фонда Трана, уже имеет двусторонние соглашения о своп-линиях с 41 страной на сумму более 3,5 трлн юаней (550 млрд долларов США).

Это договоренности, при которых два центральных банка соглашаются приобретать валюту друг друга в обмен на свою собственную. Традиционно они использовались для предоставления ликвидности в иностранной валюте центральному банку, чтобы помочь предотвратить финансовую нестабильность.

Наиболее важным в глобальном масштабе является сеть двусторонних своп-линий, поддерживаемых Федеральной резервной системой США с Банком Англии, Европейским центральным банком, Банком Канады, Швейцарским национальным банком и Банком Японии, которые имеют неограниченный доступ к валютам друг друга; и с девятью другими центральными банками.

Существует также Чиангмайская инициатива, запущенная как набор двусторонних своповых линий между членами АСЕАН, а также Китаем, Японией и Южной Кореей после азиатского финансового кризиса 1997 года для пополнения ликвидности, и которая позже была преобразована в многостороннее соглашение под названием Чиангмайская инициатива.

Было бы иронично, если бы они послужили моделями для Азии и других регионов, развивающих свои собственные сети поддержки ликвидности, которые позволили бы им уменьшить свою зависимость от финансовых каналов, в которых доминирует Запад. Тем не менее, это то, что, по-видимому, происходит.

Как отмечает Тран, Китай разработал сеть двусторонних своп-линий с рядом азиатских стран — Южной Кореей, Сингапуром, Индонезией, Малайзией и Таиландом. Цель «состоит в содействии механизмам расчетов в местной валюте в двусторонней торговле каждой из этих стран с Китаем».

Работа в юанях также поможет России избежать санкций в отношении операций с долларами, евро и фунтами стерлингов, даже если это может подвергнуть китайские финансовые учреждения, включая Народный банк Китая, вторичным санкциям США.

Как написал Мид в WSJ, «западное выкручивание рук и мощный эффект банковских санкций обеспечивают определенную степень соблюдения санкций и поддержку символических резолюций ООН, осуждающих российскую агрессию».

Но, как он добавил: «Администрация Байдена, похоже, не понимает разрыва между Вашингтоном и тем, что раньше называлось третьим миром, в какой степени его собственная политика способствует разрыву или возможностей, которые этот разрыв создает для Китая».

Ряд ответных мер, предпринятых сменяющими друг друга администрациями США — от торговых войн Дональда Трампа до санкций, вдохновленных Байденом, — означает, что восстановление глобального экономического порядка займет много времени, и во главе его будут новые или новые игроки.

Автор: Энтони Роули — опытный журналист, специализирующийся на азиатских экономических и финансовых делах, SCMP