Насколько далеко ЕС пойдет вслед за США в их идеологическом соперничестве с Китаем в 2022 году?

Европейский союз (ЕС) не решился последовать примеру США и на встрече министров иностранных дел в понедельник, 13 декабря, решил воздержаться от принятия совместного решения не отправлять правительственных чиновников на зимние Олимпийские и Паралимпийские игры 2022 года в Пекине.

Наблюдатели заявили, что это решение символизирует непростую борьбу блока за выход из соперничества Китая и США, даже несмотря на то, что ЕС склонен следовать за США в разыгрывании «идеологических карт».

Делегация французских законодателей, как сообщается, посетит остров Тайвань на фоне все возрастающего взаимодействия Европы с сепаратистской Демократической прогрессивной партией (ДПП) на острове. На только что завершившемся саммите G7 в Ливерпуле, Великобритания, была предпринята попытка навесить ярлык «экономического принуждения» на Китай, поскольку Запад обеспокоен подъемом Китая. Обвинения ЕС в нарушениях прав человека в регионах Китая Синьцзян и Гонконг привели к законопроектам и санкциям.

Возрастающая сложность в отношениях Китая и ЕС побудила наблюдателей задаться вопросом, в какой степени блок будет следовать за США в сдерживании Китая под флагом идеологии в 2022 году.

ЕС добивается совместной позиции в отношении участия правительственных чиновников в зимних играх в Пекине, и лидеры ЕС намерены обсудить этот вопрос в четверг, 16 декабря. Вопрос был вынесен на повестку дня Францией, президентом Совета ЕС в 2022 году, и Нидерландами.

Президент Франции Эммануэль Макрон ранее заявил, что Франция не присоединится к США и их союзникам в «дипломатическом бойкоте». Французский министр образования и спорта Жан-Мишель Бланкер предостерег от политизации спорта, но также заявил, что страна продолжит осуждать Китай за так называемые нарушения прав человека, сообщает France24.

Смешанное отношение Франции отражает осторожное, но непростое отношение ЕС к отношениям Китая и ЕС, заявили во вторник наблюдатели, прогнозируя, что в 2022 году в отношениях Китая и ЕС будет еще один сложный год, полный неопределенности на фоне соперничества Китая и США.

Администрация Байдена продолжила стратегическую цель администрации Трампа по сдерживанию Китая, но другим методом — делая это на многосторонней основе и объединяя традиционных трансатлантических союзников, а также незападные страны, такие как Япония, для формирования союзов, основанных на ценностях, сообщил Чжао Цзюньцзе, научный сотрудник в Институте европейских исследований Китайской академии социальных наук (CASS).

«Саммит за демократию», созванный президентом США Джо Байденом, является одним из многих примеров.

Подводя итоги действий ЕС за последний год, включая замечания с критикой политики Китая в регионах Гонконга и Синьцзяна, санкции под предлогом «прав человека», провокационное взаимодействие некоторых стран с островом Тайвань и более громкие голоса о попытках захватить остров, Чжао уверен, что эти сигналы доказывают, что ЕС ответил на призыв США, и поэтому идеологические трения между ЕС и Китаем могут усилиться в 2022 году.

Сунь Кэцинь, научный сотрудник Китайского института современных международных отношений (CICIR) в Пекине, видит различия в стратегии США и ЕС в отношении Китая, несмотря на их близость по ценностям.

США используют идеологию и ценности как инструмент и оружие для формирования клик, ориентированных на ценности, для осады Китая, который они рассматривают как всестороннего соперника, и для утверждения своего гегемонистского статуса, сообщил Сунь Global Times во вторник.

ЕС трояко относится к Китаю как к партнеру, конкуренту и сопернику в политических системах, что определило множество аспектов в политике ЕС в отношении Китая на фоне «предсказуемо учащающихся идеологических атак Запада на Китай», — сказал Сунь.

Возможные трения

В дополнение к внутренним переговорам ЕС о том, следует ли отправлять правительственных чиновников на Игры 2022 года в Пекине, тайваньский вопрос стал предметом спора в отношениях между Китаем и ЕС в последнее время из-за подстрекательства некоторых стран.

После провокаций Литвы по поводу острова Тайвань, которые побудили Китай к ухудшению дипломатических отношений со страной, крошечная балтийская страна обратилась за защитой в ЕС при поддержке некоторых антикитайских политиков. Комиссия ЕС предложила в ответ «инструмент против принуждения».

Традиционно ЕС был мало заинтересован в участии в вопросах, касающихся пересечения Тайваньского пролива, но последние события показывают, что США успешно создали государства-агенты, чтобы захватить Европу, чтобы разыграть «тайваньскую карту» по желанию Вашингтона.

Эксперты предупредили, что США пытаются превратить остров Тайвань в «демократическую модель», приглашая остров в международные организации и предоставляя им платформу на только что завершившемся «саммите за демократию». Используя такую ​​тактику расширения «международного присутствия» Тайваня, США могут побудить ЕС рассматривать остров Тайвань как «идеологического союзника».

Что касается Индо-Тихоокеанского региона и Южно-Китайского моря, в то время как США разминают мускулы и больше всего заботятся о своем гегемонистском статусе, ЕС помнит о «свободе судоходства» и безопасности цепочек поставок и, похоже, не хочет вкладывать слишком много ресурсов. Об этом сообщил Sun эксперт CICIR.

Поскольку Коммунистическая партия Китая созовет свой 20-й национальный конгресс во второй половине 2022 года, США определенно внимательно изучат систему Китая и не упустят ни единого шанса замазать свой путь, и еще неизвестно, в какой степени ЕС будет им помогать, говорит Сун.

Эксперты согласились, что темы, касающиеся прав человека в регионах Китая Гонконг и Синьцзян, являются областями, в которых США и ЕС разделяют наибольший консенсус.

Чжао из CASS рассказал, что в дополнение к замечаниям ЕС, осуждающим Китай, и законопроектам, которые являются «символическими кулаками», блок добавляет «твердые удары» и связывает идеологию с экономическими и торговыми отношениями, сославшись на санкции в отношении хлопка из Синьцзяна в качестве примера мер воздействия.

Общая тенденция

Несмотря на ожидаемый инвестиционный пакт в условиях политической неопределенности, объем торговли между Китаем и ЕС за первые 10 месяцев 2021 года достиг 670,4 миллиарда долларов, что превысило показатель 2020 года, когда COVID-19 охватил весь мир, по данным китайского представительства.

Называя двусторонние отношения «холодной политикой и горячей экономикой», Чжао считает, что торговые показатели являются наиболее очевидным показателем устойчивости отношений Китая и ЕС, а ЕС также считает, что политика — не единственный ориентир для оценки двусторонних отношений. и будет очень стараться сохранить автономию в дипломатии.

Сан отметил, что у ЕС и Китая есть ряд областей для расширения сотрудничества, включая борьбу с пандемией COVID-19, восстановление экономики, борьбу с изменением климата и зеленую экономику. У обеих сторон также есть общие интересы в глобальном управлении и тесном культурном и кадровом обмене, которые гарантируют, что двусторонние отношения не дойдут до крайностей.

По словам эксперта, некоторые негативные элементы, такие как государства-клиенты США и Европейский парламент, сузят буферную зону ЕС, но не смогут внезапно изменить политику блока в отношении Китая.

Хэ Чжигао, также научный сотрудник CASS, отметил, что, поскольку ЕС не является жестким монолитным блоком, у каждой страны-члена есть свои приоритеты и проблемы. По словам эксперта, позиционирование Китая как «партнера, конкурента и соперника» демонстрирует сложность политики ЕС в отношении Китая.

Но некоторые наблюдатели предупредили, что трения по идеологии и ценностям, если они продолжат расширяться и нарастать, в конечном итоге подорвут основу сотрудничества и поставят под угрозу самый важный стабилизатор отношений между Китаем и ЕС.

На только что завершившемся саммите министров иностранных дел и развития G7 в совместном заявлении Китай назван «экономическим принудителем», что свидетельствует об опасности демонизации Китая в экономической и торговой сферах на фоне идеологической войны.

Наблюдатели заявили, что в рамках политики основных сил на отношения Китая и ЕС также будет влиять то, как будут развиваться отношения России с США и ЕС в 2022 году, отметив, что четырехсторонняя динамика повлияет на позиционирование Китая в ЕС.

На прошлой неделе Байден и президент России Владимир Путин провели «откровенную и жесткую» встречу, четвертую в своем роде в 2021 году, но без значимых результатов. Между тем ЕС и Россия вовлечены в ожесточенные конфликты по вопросам Украины и Беларуси.

Авторы: Чжан Хан, Сюй Йелу, Global Times